Северный Кавказ в глобальной политике 19 века
mahairodus17

   Кавказ как понятие региональное с его этнически пестрым населением, природными богатствами и выгодным географическим положением имел и имеет важное геополитическое значение. История взаимоотношений народов Кавказа с окружающими его государствами — Россией, Турцией, Ираном, а также крупнейшими державами Западной Европы всегда вызывала большой научный интерес. Кавказ являлся мостом между Европой и Азией, Каспийским и Черным морями. Через Поволжье и Астрахань открывались торговые пути в Иран, как по Каспийскому морю, так и вдоль его западного, кавказского побережья.

  Постоянные военные нашествия из Турции, Ирана и России и феодальные междоусобицы лишали население Кавказа возможности нормального существования, истощали производительные силы края. Кавказские народы оказались перед альтернативой: либо быть поглощенными султанской Турцией и шахским Ираном, либо присоединиться к Российскому государству. Вторая возможность, хотя и сопряженная с утверждением колониального режима, все же была предпочтительнее, имея в виду историческую перспективу, поскольку предвещала общее продвижение по пути социально-экономического и культурного прогресса.
  Решающими событиями, определившими окончательное присоединение Северного Кавказа к России, были русско-иранская (1804— 1813) и русско-турецкая (1806—1812) войны.

   Народы Кавказа давно познали на себе жестокость шахских и султанских войск. Однако часть феодалов стремилась воспользоваться войнами Ирана и Османской империи против России в собственных интересах. Сохраняя относительную самостоятельность, они боялись распространения военно-административной власти России на новые территории, были против сооружения новых русских укреплений, против дорожных и других повинностей.

   Этими войнами Османская империя и Иран могли замедлить процесс присоединения Северного Кавказа к России. Однако русские войска одержали победу над этими странами. Были подписаны мирные договоры с Ираном: Бухарестский в 1812 г. и Гюлистанский — в 1813 г., юридически оформившие признание уже состоявшегося в основном вхождения в состав России многих ханств и горских общин Северного Кавказа. С этого времени позиции России в этом регионе продолжали упрочиваться.

   Предпосылкой новой активизации политики России на Балканах и на Кавказе стало то, что ее позиции укрепились, ее роль стала расти в результате разгрома империи Наполеона и решений Венского конгресса 1814—1815 гг.

   Западноевропейское направление вплоть до второй четверти XIX в. оставалось главным во внешней политике царизма, затем на первом плане ее оказался восточный вопрос.

Северный Кавказ все более становился сферой внутренних интересов России, хотя и оставался ареной острейших международных противоречий. Иран и Османская империя начали предъявлять реваншистские притязания на пересмотр Гюлистанского и Бухарестского мирных договоров. Порта и шахский двор по-прежнему рассчитывали использовать в своих целях западные державы. Австрия наиболее последовательно оказывала политическую поддержку Османской империи в Европе, а британская Ост-Индская компания и Лондон подстрекали шахское правительство против России, помогали ему деньгами и оружием, направили своих офицеров и военных советников, задабривали шаха и его сановников богатыми подарками. И в 1814 г. лондонский кабинет возобновил союзный договор с шахским двором, который считал принадлежащими Ирану Грузию, Азербайджан и Дагестанское ханство, вошедшие в состав России. Особая статья договора определяла размеры английской субсидии в 200 тыс. ф. ст. Правительство Англии обязалось взять на себя посредничество в переговорах с Россией о границах, хотя российское правительство не собиралось обсуждать этот вопрос.

   Несмотря на то, что позиции России в Европе укрепились, царское правительство было не готово направить на Кавказ крупные военные силы. Тем не менее Александр I принял решение начать военную кампанию и назначить командиром Кавказского корпуса и командующим русскими войсками в Грузии одного из самых видных военных деятелей России — генерала А.П. Ермолова, который после 1812 г. занимал особое место в умах и сердцах россиян.

   А. П. Ермолов появился на Кавказе в начале мая 1816 г. С его прибытием начался новый этап военных действий, основная идея которого заключалась в том, чтобы «огнем, мечом и кровью подчинить Кавказ». «Весь Кавказ должен быть неотъемлемой частью Российской империи, существование на Кавказе государств, отдельных независимых и полузависимых, христианских, мусульманских и языческих ханств — это не соответствует величию императора и его чести». Исходя из этого принципа, генерал Ермолов и начал проводить свою политику: истреблять горцев — «хищников и разбойников».

   К действиям Ермолова на Кавказе неодобрительно относились сторонники более либеральных методов подчинения этого региона российской власти. И последующие царские наместники на Кавказе старались учитывать ошибки прежнего имперского управления, из-за которых во многом и не прекращалась на протяжении десятилетий антиколониальная борьба горцев. Командующий русскими войсками и наместник на Кавказе в 1856—1862 гг. генерал (с 1859 г. — генерал-фельдмаршал) А. И. Барятинский так писал о годах правления на Кавказе генерала А. П. Ермолова: «...здесь и были положены первыми представителями нашего командования те ошибочные начала, из которых и развились вскоре самые пагубные для нашего правительства последствия».

   В 60 — 70-х годах XIX в. тон либеральному направлению в правительстве задавал военный министр Д. А. Милютин, в непосредственном ведении которого находилась Дагестанская область. Его буржуазно-либеральные воззрения на то, каким должно быть отношение властей к народам Дагестана, отразились в известной в те годы «Записке Милютина» («Мысли о средствах утверждения русского владычества»).

Д. А. Милютин считал, что «покорение Кавказа» невозможно только военной силой, а должно сочетаться с более гибкой политикой, которая обеспечивала бы «моральное влияние русского правительства на горские народы». Он писал: «...чтобы горцы терпеливо несли иго царского владычества, одно необходимо условие — то, чтобы они были убеждены в неприкосновенности их религии, обычаев и образа жизни. Мы должны всеми силами стараться согласовать наше владычество с интересами самих горцев, как материальными, так и нравственными. Горцы должны быть убеждены, что Россия так могущественна и велика, что не имеет никаких претензий на их ничтожное достояние».

   В числе чиновников Кавказского наместничества много лет возглавлял Горское управление генерал Д. С. Старосельский. При его участии были предприняты попытки урегулировать систему государственного налогообложения, ликвидировано горское патриархальное рабство, созданы сословно-поземельные комиссии. При его поддержке были основаны два специальных ежегодно повторяющихся издания — «Сборник статистических сведений о Кавказе» и «Сборник сведений о кавказских горцах», в создании которых приняли участие и кавказские ученые А. Черкевский и А. Омаров.

   Осторожность и такт были проявлены и при подборе кадров для военно-административного аппарата. На должности начальников областей и округов назначались представители «высших военных чинов» из кавказцев, но обязательно с либеральными взглядами.

   Либеральные взгляды были распространены не только среди чиновников наместничества. Появляется ряд публикаций на кавказские темы в периодике. Так, например, в журнале «Русский инвалид» в 1863 г. была помещена статья В. Гильфердинга, в которой, в частности, говорилось: «Как можно налагать русские порядки на край вовсе нерусский? Это совершенно противно духу русского народа, преданиям русской истории. Если бы русская административная система, русское судопроизводство и так далее были идеалом совершенства, то, пожалуй, можно было бы подумать о такой мере, но мы признаем их далекими от совершенства и для самой России» .

Кроме представителей военных структур правительства России в защиту прав народов Кавказа выступали знаменитые общественные деятели — А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов, другие публицисты-демократы.

   «Вообще опыт политики царизма на Северном Кавказе в 1817— 1825 гг. показывает, что царизм применял методы колониальной политики феодальных государств». Эти меры, ожесточив горское крестьянство, помогали мусульманскому духовенству разжигать религиозный фанатизм, призывая к газавату («священной войне»). В Чечне и горских областях Дагестана гнет местных феодалов и старейшин был выражен слабее, чем в ханствах Западного Кавказа или у адыгов, поэтому здесь общинной верхушке было легче поднимать низшие слои горцев на антирусские вооруженные выступления, отвлекая тем самым их от социальных противоречий в самом горском обществе. Таким образом, в политике России к 20-м годам XIX в. наметились новые явления. Произошел решительный поворот к распространению на Северный Кавказ военно-административной власти путем проведения карательной политики, что вызвало сопротивление значительной части местных феодалов, части общинных верхов, мусульманского духовенства и крестьянства. В результате началась Кавказская война, которая продолжалась почти полвека (1817—1864).

   Кавказская война, послужившая главной причиной переселения и выселения народов Северного Кавказа, велась под флагом мюридизма — воинствующего течения исламского суфизма, получившего распространение на Северном Кавказе, особенно в Дагестане и в Чечне. В XIX в. мюридизм представлял собой политическую оппозицию местному официальному духовенству, лояльному к политике царской администрации на Кавказе. Идеи мюридизма способствовали пробуждению антифеодальных настроений горских крестьян и выражали в основном закономерный протест против социального и национального гнета русского царизма.

   Возникновение мюридизма не имело политической подоплеки. Даже во время длительной войны некоторые мюриды (послушники, ученики, приверженцы шейхов), не принимали участия в сражениях, однако их уважали за ученость и нравственные устои.

Теоретически мюридизм как суфийское течение отвергает жестокость и кровопролитие, так как в его основы входят, с одной стороны, тарикат, т.е. учение о пути к достижению высокого уровня благородства; с другой же стороны, — подчинение кафирам (иноверцам) как бы означает отказ от мусульманства вообще. «По мере продвижения царских войск на юг и захвата Северного Кавказа перед кавказскими народами, в том числе перед мюридизмом, стояла серьезная задача — борьба против колонизаторов единственным путем временного перехода от мирного мюридизма к воинствующему. Дагестанцам нужен был Руководитель и, как обычно, такие условия порождают руководителя».

Первый имам Дагестана и Чечни Гази Магомед в своем обращении к народу призвал начать газават. «Священная война», развернувшаяся в 1829 г., прошла три этапа: первый (1829—1832), - когда во главе ее стоял Газа-мулла; второй (1832—1835) — период руководства Гамзат-бека; третий — с 1836 г., когда движение возглавил имам Шамиль, вплоть до своего пленения в августе 1859 г.

   Однако пленением Шамиля Кавказская война не кончилась. Она продолжалась на Северо-Западном Кавказе, куда были брошены главные силы царских войск против адыгов, не прекращавших борьбу до 1864 г., последними из них сложили оружие убыхи. С этого времени началось переселение народов Северного Кавказа, главным образом в Османскую империю.


Почему США считают Иран столь опасным и поэтому всячески мешают им получить ядерное оружие.
mahairodus17

Жёсткую позицию Вашингтона в этом вопросе можно обозначить несколькими основными причинами:

   США считают Иран спонсором  № 1 государственного терроризма, так как правительство пришло к власти в 1979 году в ходе государственного переворота.  Хотя и не может быть установлено, что атаки 9 сентября были прямо под эгидой правительства Ирана, не секрет, что правительство Ирана явно симпатизирует такому терроризму.

   Правительство Ирана утверждает, что хочет уничтожить Израиль и стереть его с лица земли.  Они обещают сделать это, как только они будут обладать ядерным оружием.  Нет оснований полагать, что они не сделают то, что они говорят.  Даже Советский Союз не пошел так далеко.  Советский Союз неоднократно заявлял, что они в конечном итоге захватят власть над миром, в частности, потому что они были сверхдержавой, а отчасти потому, что, по их мнению, весь мир в конечном итоге охватит "изменение", что означает: коммунизм.  Тем не менее, Советский Союз никогда не говорил: "Когда у нас будет ядерное оружие, мы будем использовать его, чтобы стереть США с лица земли". На самом деле, они никогда не пытались осуществить такое.  Существовала холодная война между США и Советским Союзом, и косвенные "горячие" войны в таких местах, как Корея и Вьетнам.

   Еще одна причина, Иран представляет опасность в том, что это прямая угроза для Израиля.  Израиль далек от идеальной страны.  Но Израиль, по мнению Вашингтона, является настоящим оазисом конституционного либерализма по сравнению с ужасным и варварским режимом  аятолл.

   Израиль имеет значение для США также потому, что американская экономика заинтересована в этом регионе, богатом нефтью.  Охрана окружающей среды США никогда не позволит бурение нефтяных скважин на любой американской территории. Это  не оставляет им никакого выбора, кроме как наращивать своё военное присутствие и влияние в регионах, богатых нефтью, в частности на Ближнем Востоке, для того, чтобы контролировать эти энергоресурсы. Сильная военная поддержка Израиля является частью того, что позволяет контролировать этот регион.

  

   P.S.

   «Закон джунглей» или «у сильного бессильный виноват» - основной принцип, который имеет место быть и по сей день в человеческом обществе,  политике, межгосударственных отношениях. Ядерные державы не хотят, чтобы в их «клуб избранных» вступили новые члены. Неядерные же страны стремятся обладать ядерным оружием для укрепления своих позиций и независимости на международной арене.

Российский Генерал Александр Чеченский.
mahairodus17

В кровавой Кавказской войне переплелись судьбы чеченцев, которые по воле судьбы оказались в плену еще  будучи детьми, и в зависимости от личности, к которой они попадали на воспитание, складывался  их дальнейший жизненный путь.

Именно такого рода судьба была уготована и герою Отечественной войны 1812 года Александру Чеченскому (настоящее имя - Али), который был на воспитании у русского генерала Николай Николаевича Раевского. Он был одним из двух мальчиков, оставшихся в живых после поголовного уничтожения села Дады-юрт генералом Ермоловым.  Александр Николаевич Чеченский не без влияния своего опекуна стал военным, не малого достиг на этом поприще.

О его биографии известно очень мало, и только благодаря записям в дневнике известного поэта и героя войны с Наполеоном Дениса Давыдова, а также в мемуарах его опекуна Н.Н.Раевского, мы можем частично восстановить картину его биографии в качестве уже сформировавшегося российского офицера. К примеру, к началу войны с Наполеоном, он уже был в звании подполковника, что конечно с его национальным происхождением, можно было бы считать максимальным достижением в военной карьере. Однако судьба его явно баловало.

В личном дневнике Дениса Давыдова, героя партизанской войны, легенды русской борьбы с Наполеоном, дается личная характеристика качеств Александра Чеченского, «Он мог быть только другом или врагом, середины у него не было. Правда, характером он был добрым, великодушным, хотя нос был орлиный, вид грозный, и сам «выходец из Чечни».

Уже после военной компании, которая закончилась в Париже, был награжден орденами Святого Владимира II степени и Святой Анны II степени с алмазами. В это время Александр Чеченский служил в самом престижном полку русской армии лейб-гвардии гусарском полку.

По возвращению из Франции в октябре 1814 года, его полк разместился на постоянные квартиры в Царском Селе под Петербургом, предполагается, что именно здесь смогла состояться встреча Александра Чеченского и Александра Пушкина, и, наверное, будучи у него в гостях, Александру Сергеевичу понравились места в его владениях.

В переписке А.С. Пушкина с его соседкой П.А. Осиповой, есть письмо, где сообщается, что участок земли, который хотел бы купить Пушкин, находиться в деревне Савкино, хозяином которого является Александр Николаевич Чеченский. Но известно, что данная покупка не состоялось. Хотя и нет объяснений, почему это сделка сорвалась, коль поэт так живописно описывал его и надеялся туда переехать.

Александр Николаевич Чеченcкий, прослужив два года лейб-гвардии гусарском полку, был назначен полковым командиром Литовского уланского полка. В дальнейшем его биография окутана неизвестностью. В чеченском народе имеются предания, что на военном смотре он был представлен императору, и тот заметил, что даже азиат, оказывается, может быть хорошим российским офицером, на что Александр Чеченский ответил, что если бы это было сказано, кем ни будь другим, то дуэли ему не избежать бы. Возмущенный поведением Александра Чеченского, император отправил его в отставку. Это может быть всего лишь легендой, а в действительности известно, что умер он в чине генерал-майора в январе 1834 году.

Шейх Мансур (Ушурма) - кто он? Этим вопросом задавались даже его современники…
mahairodus17

Шейх Мансур - один из видных и самых загадочных деятелей Кавказской войны. Вокруг его биографии было столь много рассуждений, что порой историку со стороны трудно разобраться об одном и том же человеке идет речь. Кем только его не считали, итальянцем по происхождению, башкиром, и турецким подданным. Для выяснения его личности Султан Турции специально посылал специальную делегацию, которые при всем при этом обнаружили , что он абсолютно безграмотен вопросах религии, хотя и был представлен им как шейх. Л.Н. Толстой, также интересовался его историей, и предполагал написать о нем все, что ему известно, указывая при этом, «что никто не знает, кто был на самом деле шейх Мансур».

Шейх - Мансур, настоящее имя, которого было Ушурма, родился в селении Алды (нынешняя территория города Грозного). История, как его самого, так и проповеданного им тарикатского учения до сих пор вполне не выяснена. Известно только, что прежде чем он начал свою активную деятельность, он отлучился в горы и по традиции суфиев некоторое время провел в специально оборудованном «холмате» (в яме), с целью отрешения от всего мирского. В начале 70-х годов XVIII века он начал проповедовать свое учение среди чеченцев. Его проповеди пользовались большой популярностью, при этом особо отмечался ораторский талант. Для того чтобы предотвратить пагубную деятельность шейха Мансура, получавшую все большую поддержку не только среди чеченцев, но и среди соседних народов Дагестана и Кабарды, был послан русский отряд, под начальством полковника Пиери, который потерпел полное поражение при селении Алды 6 июля 1785 г. При этом по преданию дошедших до наших дней в этом бою был пленен и молодой князь Багратион, которого за мужество проявленного в боя чеченцы отпустили, оказав ему при этом всяческие почести.

Успех этот побудил шейха Мансура предпринять ряд наступательных действий против укреплений и станиц Кавказской линии. Гарнизоны, занимавшие укрепления от Моздока до Владикавказа, не были в состоянии предохранить дорогу в Грузию от нападений и грабежей со стороны чеченцев. Вследствие этого в 1786 г. только что возведенные укрепления (Потемкина, Григориполь, Владикавказ) были оставлены и гарнизоны выведены на линию.

Распространившись среди кабардинцев и закубанцев, движение охватило весь Северный Кавказ. Народы Северо-западного Кавказа провозгласили его имамом, и основной его силой в этот период стали адыгские народы. Борьба с ним и явившимися к нему на помощь турками во время второй турецкой войны 1787 - 1791 гг. потребовала больших усилий и стоила многих жертв. Несколько удачных походов русских, а главное - победа 30 сентября 1790 г. генерала И. Германа над многочисленным отрядом турецкого паши Батал - бея, на берегах Кубани, сломили силу шейха Мансура и дали перевес русским. Шейха Мансур вынужден был отступить к туркам в Анапу. Во время отступления ему пришлось одолеть и Главный Кавказский хребет. После взятия Анапы штурмом (22 июня 1791 г.) Шейх Мансур попал в плен (в момент попытки взорвать себя в погребе с порохом) и умер в застенках Шлиссельбургской крепости не далеко от Петербурга в апреле 1794 году. Конечно, поражение было обусловлено многими историческими факторами (общественными, социально и этнокультурными), которые сложились на данный период, но об этом много уже сказано и нет смысла останавливаться поподробнее. В чеченской истории шейх Мансур олицетворяет характер всего народа, смелостью - стремившегося остаться независимым, мудростью - способствовавшей хоть и на короткий период, но объединить различные народы Северного Кавказа. В честь него дают имена, о нем пишут стихи и поют песни, трудно найти другой такой личности в истории чеченского народа, которая беспрекословно пользовалась бы всеобщим уважением.


?

Log in